Feb. 14th, 2011

bludnyj_son: (Default)
Траур по "Посторонним В" что-то затянулся. Никак не могу начать новую книгу, никак не допереварю прошлую. А не читать перед сном не могу. Обычно в таких случаях я читаю какие-нибудь рассказы, чтобы не надо было надолго погружаться. И вот, осмотрев книжные полки перед сном, взяла и стала читать Носова. Помните такого?

Желтые книги, собрание сочинений. Ровненькие буквы "О" и большая нестандартная "С". Под обложкой нечто коричневое, как стены в подъездах, с оторванным листком в клеточку. У нас было все собрание, но больше всего я, помнится, любила том первый. Там на обложке черный мальчик с черным псом. Теперь, после того как я сменила множество жизней и городов, переехала в третью страну и живу с некогда-совсем-чужими-людьми, у меня на книжной полке он и стоит, том первый. Он как-то реинкарнировал и попал в эту мою жизнь.

С радостью принялась читать и заметила забавную вещь. Вот я не помнила, что там происходит, в первом рассказе. Помнила, что они были вдвоем, на даче, мамы не было, они варили кашу, и она вываливалась из кастрюли. Больше ничего. Но, читая, обнаружила, что помню оттуда все вкусы. У меня вообще, видимо, специфическое отношение к еде. Читая много лет назад "Вечера на Хуторе близ Диканьки", вскакивала с постели и варила пельмени в ночи. А эту "Мишкину кашу" носовскую я, видимо, не меньше двадцати раз перечитывала в далеком детстве. И вот, читаю я ее. А там так: мама уехала, они остались одни, но решили кашу сначала не варить. Пошли ловить пескарей (помню вкус слова "пескари") и взяли с собой хлеб с вареньем. Помню этот хлеб. Серый, толстые кривые ломти, много варенья - красного. Из мелких каких-то ягод. Клюквенное, может быть, или брусничное - бывает брусничное варенье? Потом они вернулись в дом, очень голодные. Принялись варить кашу. Каша неизменно гречневая, сырая, с холодной водой, скрипит на зубах. Потом долгое ожидание, потом каша - с горечью и без соли. Невкусная. Потом - вода. Холооодная, из колодца. Они пили ее из аллюминиевой кружки, десны сводило. После этого они жарили пескарей, которые прилипли к сковороде, обгорели, а потом сгорели вообще. Помню их вкус. Вкус горелой шкурки, хрустящие маленькие рыбьи трупики. Потом они вылизали банку из-под варенья и легли спать. О, как я помню эту банку! Литровая, стеклянная. Стенки измазаны тем самым красным вареньем. Они руками в нее залезали и их потом облизывали. Вкусное было варенье. Маловато только.

А вкуса пирогов вот не помню, которыми их на следующий день соседка кормила. Наверное, напряжение тогда уже спадало и чувство голода терзало меньше.

Понравилось побывать в детстве, да. Вечером опять схожу, пожалуй)
Page generated Oct. 22nd, 2017 08:01 am
Powered by Dreamwidth Studios