bludnyj_son: (сон)
Я вчера лежала и думала о своем первом путешествии. Удивлялась, что так мало помню, что была так наивна, что это вообще было со мной. Думала, что хорошо бы написать про это пост, я же как раз мало стала писать, и как-то хочется чего-то такого, написать и поразить всех. Думала, что мемуары, хоть по сути и являются теми же рассказами, все равно намного менее интересны. Думала, не буду писать мемуаров! Кому нужны такие глупости! Сегодня думаю: кому-нибудь нужны, и пишу.

мемуар неожиданно получился печальным )
bludnyj_son: (сон)
Вот как, по-вашему, проходили встречи нашего уютного южноазиатского института в Германии? Мы собирались в назначенный час, некоторое время топтались в разных углах и изредка бубнили что-то себе под нос, после чего дружно напивались, рассказывали друг другу хохмы и хохотали над ними, позволяли расплатиться за пиво директору института и пьяно-радостно разбегались по домам.

А здесь что? )
bludnyj_son: (сон)
У нас пасмурно, периодически льет дождь, я валяюсь с возможно-температурой на диване и мне невыносимо хорошо. Вспоминаются всякие прекрасности и уютности, например, вот это место, про которое я не скажу, как оно называется. Кажется, я многим о нем рассказывала. Мечтательно и нежно, как о чужом муже, которым тихо восхищалась, не приближаясь ни на шаг (меня и саму воротит от пошлого этого сравнения, а другого нет). Это место никогда не стало бы моим, я чуждый элемент, Fremdkörper, я совсем не оттуда. Там хорошо как в старых английских книгах, и про них мне тоже всегда было понятно: любить их я могу только издалека. Когда-то я даже пыталась сфотографировать это место. Ничего не вышло. Никогда у меня не получалось вынести оттуда хоть что-нибудь. Даже с разрешения хозяев.

попытка описать )

Меня давно здесь не было, то есть, я была, но никто этого не видел. А кое-кто мог и увидеть, если бы посмотрел - это вместо тонкого намека для специального кое-кого, а то тонкие намеки мои и мне самой видны редко. Мне многим хочется поделиться, у меня кипит и булькает в голове от прилагательных и наречий, но пока я поделюсь только этим и еще ссылкой на спектакль. Когда-то не слишком давно я вам что-то о нем писала. Это прекрасный спектакль по прекрасной пьесе любимого моего Евгения Клюева. Посмотрите.
bludnyj_son: (сон)
Совершенно неожиданно оказалась в районе, вокруг которого крутилась вся моя жизнь 15, 14 и 13 лет назад. С тех пор я там была - это вспомнилось в процессе - однажды, 12 лет назад. Водила по местам былой славы приятеля. И, стало быть, все. А тут - оказалась. Сначала ничего не узнала и не почувствовала, а потом, оставшись в одиночестве, стала узнавать. Как интересно, что, глядя на красивые старые дома, удивлялась, что никогда их не видела (я, что ли, никогда по сторонам не смотрела?), что, увидев школу, первым делом вспомнила, как мы обливались в ее дворе шампанским, когда сдали последний письменный экзамен, а вторым - деревянную беседку во дворе. Узнала место, где был продуктовый магазин (как он назывался? что-то на "л" или на "и", таких давно уже нигде нет, он потом стал "плюс", кажется), не узнала место, в котором мы играли на бильярде. Вспомнив, где здесь переходят дорогу (это нетривиально), увидела вдруг стоящих посреди дороги нас - веселых, пьяных, плюющихся жвачкой в лобовое стекло стоящей на перекрестке машины - кто доплюнет. Ох, и идиотки же мы были! Дойдя до трамвайной остановки вспомнила нас сидящих на ней ночью, орущих на всю округу "круууугом тайга, а буууурые медведи!" и "хочу чаааю". Был февраль, на нас были разноцветно разукрашенные простыни. Мы были пять элементов, правда, пятый пятым быть отказался и на остановке не пел. Пиццерия, в которой всегда работал ЛТ. Всегда-всегда. Заправка. Вовсе не Aral, а BP, я отлично помню. О, заправка. На ней мы с М купили однажды бутылку водки, а потом было все то, о чем мы так любим рассказывать - песни на баконе, Моррисон на стене, соседские парни, скучные девки, нож в кармане штанов, попытки залезть на крышу. А вот в этом доме (или в том?) жил тот смешной человек, которому я наврала с три короба, чтобы он повез меня в Унну. Вон там стояла его машина, а там... там-там-там... была телефонная будка, из которой я пыталась ему дозвониться. И я не помню его имени. Фу. Но где же мы играли на бильярде? Не в этом же невыносимо немецком заведении? Нет, не может быть. Тогда - либо здесь, где теперь прачечная, либо там - на месте булочной. И сколько раз, как бесконечно много раз ходила я от дома до остановки, от остановки до дома - как могла я забыть этот путь? И почему улицы в моей памяти были намного уже? Не ребенком же я была, вполне такого же вот размера, как и теперь. И расстояния теперь - больше. А дома - меньше. И что уж такое - какие-то 15, 14 и 13 лет? Не жизнь же прошла. А сколько всего прошло, между прочим. И вполне даже жизнь. И даже несколько. Как много всего умещается во времени, которого по сути вовсе и нет. Вроде бы.
bludnyj_son: (сон)
Пока мои загадочные девушки стоят на остановке и задумчиво друг на друга пялятся, я немножко забыла, как писать. Тем временем каждое утро просыпаюсь с новой какой-нибудь историей из далекого прошлого, но не записываю - по двум причинам: во-первых, не успеваю, а во-вторых стыжусь писать мемуары. Почему? Черт его. Просто, они были. Такая глупость. Но один вот все же запишу, чисто чтоб вспомнить, как стучат по клавишам.

С певицей Толькопрорковой - жуткая фамилия, я понимаю, но что поделать - только так мне удалось зашифровать настоящую - шифровать, собственно, незачем, но раз я свою фамилию скрываю, то негоже выдавать чужих, правда? - да, с певицей Толькопрорковой я познакомилась на неудобном диване ни одной из нас не знакомого мужика. Мы лежали на этом диване и мучились - с ночи и до очень раннего утра, а потом встали и обменялись телефонами.

Можно еще сказать так: с певицей Толькопрорковой я познакомилась в чужой постели (это и правда, и звучит заманчиво, но должна предупредить: текст ужасен, стилистика никакая, читайте только если вам окончательно скучно) )
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:34 am
Powered by Dreamwidth Studios