bludnyj_son: (сон)
Есть у меня традиция: перед наступлением нового года непременно надо вспомнить все, что было в старом, пережить уходящий год заново, улыбнуться веселому, пореветь о грустном, все такое. (Но в баню я тоже хожу, разумеется)

Я мастер отторжения (Meister der Verdrängung - этот термин мне знаком только на немецком), мне только дай какую-нибудь негативную эмоцию, я тут же начну ее отторгать (отвергать? как это по-русску, а?), запрячу на самое дно самого дальнего ящика на своем чердаке, а она потом будет там лежать и плохо пахнуть. Короче, поэтому хотя бы раз в год. Такая, типа, уборка на чердаке.
Обычно на уборку уходит не меньше недели, т.к. переживать год заново я стараюсь как можно подробней, а заниматься этим можно только в полном одиночестве, в котором я не очень часто бываю. И вот поэтому каждый год к середине-концу декабря я все больше нервничаю, потому что новый год на носу (ну, сначала на руке, на плече, на ухе, но потом - непременно уже на носу), а я еще не переварила старый, и вот-вот так в него и вступлю - грязными калошами на белый ковер.
В этом декабре я раза два вспоминала, что надо искать время, в которое будет проходить ритуальная уборка. Вспоминала без эмоций. Потом напоминала себе о том, что надо напрягаться, потому что спрятанные в нижние ящики негативные эмоции и страхи пахнут значительно хуже, когда их вытаскивают на свет. Но как-то не напрягалась. И время не искала. А вчера вдруг поняла, почему.
А потому что я ни черта не отторгала! (если это так называется, конечно) Я весь этот год постоянно ношу с собой. Помню каждое ощущение и каждый страх. Они все тут. Я помню, как сначала было спокойно, а потом вдруг и очень хорошо, потом я понеслась сломя голову, надеясь навсегда сделать это "очень" своим, и убегая от всего, которое от "очень" отличалось, потом упала и больно ушиблась, потом поняла, что не хрен бегать с закрытыми глазами, потом стала учиться открывать глаза и - для начала - медленно ходить. А теперь сижу и пишу об этом.
Надо новый новогодний ритуал придумывать. Аккуратно сложить этот год в стопочку и убрать в сторону, например. Не носить же теперь все в себе? Хм. Интересно, как живут люди, не являющиеся мастерами отторженя (хмммм)?

Я уже говорила, что молоко пить полезно, да?
bludnyj_son: (сон)
Совершенно не получается огорчаться по пустякам. Вот кот Федя Пушкин подрал вчера мой коврик для йоги. Мой новенький прекрасненький коврик, он уже был со мной и в лесу, и в пустыне, а Федя Пушкин его подрал своими маленькими плюшевыми (хм) когтями! Я даже честно попыталась расстроиться. Разозлиться, напрячься, захотеть хотя бы рявкнуть на него, хоть он ни фига и не поймет. И - ничего. Ноль, понимаете ли, эмоций. Собрала коврик и пошла на йогу.
Или вот турка. Вы себе не представляете, у меня была такая турка! Керамическая, маленькая, коричневая, глаааденькая, светло-кудрявая сверху - как кофейная пенка. Мне ее друзья подарили год назад, ровно тогда, когда я уже изо всех сил о ней мечтала, не зная вовсе, что она существует. За день до моего отъезда в пустыню медведь ее разбил. Я тогда немножко расстроилась, но на серьезное расстройство не было времени. А сейчас вот поняла, что смиренно (о, нет!) варю кофе в старой большой турке (варить половину в большой турке - ужасно, и потом - она медная!), и не могу даже взгрустнуть по той, разбитой. Что творится, товарищи?
bludnyj_son: (сон)
Впервые я стала заниматься йогой в 2005ом году. Я сдавала кучу экзаменов в универе, готовилась к ним, как заведенная, не спала. Из-за этого у меня разболелась спина (мышцы, всего лишь мышцы, сказал мне врач в больнице, в которую я пришла однажды в субботу). Я пыталась обвинить в этом неудобную кровать (старый помятый диван-книжку), но ничего не вышло. Тогда я пожаловалась своей подруге, которая по совместительству была учителем йоги, и она порекомендовала мне несколько позиций. А потом я поехала в Индию, и среди нас оказался другой учитель йоги, и еще мы стали ходить на занятия в ашрам. И вот с тех пор я знаю, что йога - это мое. И только с этих пор, с сегодняшних, знаю, что ни черта тогда о йоге не поняла, заблокировала мышцы в спине, перестала чувствовать боль и перестала заниматься. В общей сложности после той поездки в Индию и до января этого года йогой я занималась раз двадцать - от силы.

А в январе этого года мы с рыжим другом пошли наконец-то в некоторую студию и начали заниматься регулярно. Все эти месяцы я бываю там не реже трех раз в неделю и с каждым разом становлюсь все сильнее, красивее, здоровее и счастливее. И это здорово, конечно, но ради одного этого я не стала бы об этом писать.

Мы с рыжим другом стали меняться. Меняться параллельно и поотдельности, то опережая друг друга, то догоняя, и доменялись до ощущения, что готовы к ретриту. И поехали с нашей учительницей Рони на три дня в пустыню. И два дня назад вернулись совершенно другими людьми. И вот обо всем об этом мне стало вдруг необходимо писать. Об изменениях, ощущениях, мыслях.

Меня прежнюю напрягло бы, если бы кто-то из моих друзей ни с того, ни с сего, начал вдруг вещать о просветлении в журнале, который я читала совсем не за этим. Поэтому о просветлении (гыгыгы, я когда-то давно решила, что просветляться не хочу, чего, мол, я потеряла в нирване) я буду вещать под замком для отдельной группы, как уже сообщила прошлой ночью. Все те, кому это зачем-то надо, приглашаются туды. Кричите. Все те, кто уже крикнул, уже в ней;)

ПС: когда я говорю "все", я имею в виду "все", честное пионерское
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:35 am
Powered by Dreamwidth Studios